Прибалты забыли историю: как умоляли их принять в СССР

0
14

Прибалты забыли историю: как умоляли их принять в СССР

Опять читаю о «принудительной аннексии» Прибалтики. Ложь. Прибалты тогда были настроены не менее патриотично, чем крымчане. Присоединение республик Прибалтики к Советскому Союзу в 1940 году было абсолютно добровольным и исторически обоснованным. 

Прибалты забыли историю: как умоляли их принять в СССР

В годы горбачёвской «перестройки» стала внедряться новая историческая парадигма, далекая от реальности. Попросту все англо-саксонские доктрины Холодной войны приняли на веру и предложили поверить в них всем, объявив всю советскую историю ошибочной. Согласно западным историкам, Советский Союз оккупировал и насильственно присоединил к себе три независимые демократические прибалтийские республики. Между тем, Литва, Латвия и Эстония к лету 1940 года были отнюдь не демократическими. Причём давно. Что касается их независимости, то она была довольно призрачной с момента её объявления в 1918 году. Прибалтику по сути спасли от уничтожения — причем, по просьбе прибалтийского большинства.

Поначалу Литва, Латвия и Эстония были парламентскими республиками. Но недолго. Внутренние процессы, в первую очередь – рост влияния левых сил, стремившихся «сделать, как в советской России», привели к ответной консолидации правых. Впрочем, и этот недолгий период парламентской демократии был отмечен репрессивной политикой верхов. Так, после неудачного восстания, устроенного коммунистами в Эстонии в 1924 году, там было казнено более 400 человек. Для маленькой Эстонии – цифра значительная.

17 декабря 1926 года в Литве партии националистов и христианских демократов, опираясь на верные им группы офицеров, осуществили государственный переворот. Путчистов вдохновлял пример соседней Польши, где основатель государства Йозеф Пилсудский чуть ранее в том же году установил свою единоличную власть. Литовский сейм был распущен. Во главе государства встал Антанас Сметона, лидер националистов, бывший первым президентом Литвы. В 1928 году он был официально провозглашён «вождём нации», в его руках сосредотачивались неограниченные полномочия. В 1936 году все партии в Литве, кроме партии националистов, были запрещены.

В Латвии и Эстонии право-авторитарные режимы установились несколько позже. 12 марта 1934 года государственный старейшина – глава исполнительной власти Эстонии – Константин Пятс (первый премьер независимой Эстонии) отменил перевыборы парламента. В Эстонии переворот был вызван действиями не столько левых, сколько ультраправых. Пятс запретил пронацистскую организацию ветеранов («вапсов»), которая, как он считал, угрожает его власти, и произв ёл массовые аресты её членов. В то же время он стал проводить многие элементы программы «вапсов» в своей политике. Получив от парламента одобрение своих действий, Пятс в октябре того же года распустил его.

Эстонский парламент не собирался четыре года. Всё это время республикой правила хунта в составе Пятса, главнокомандующего Й. Лайдонера и главы МВД К. Ээренпалу. Все политические партии в марте 1935 года были запрещены, кроме провластного «Союза Отечества». Конституционное собрание, выборы в которое не были альтернативными, приняло в 1937 году новую конституцию Эстонии, предоставлявшую обширные полномочия президенту. В соответствии с ней в 1938 году были избраны однопартийный парламент и президент Пятс.

Одним из «нововведений» «демократической» Эстонии стали «лагеря для лодырей», как называли безработных. Для них устанавливался 12-часовой рабочий день, провинившихся били розгами.

15 мая 1934 года премьер-министр Латвии Карлис Ульманис совершил государственный переворот, отменил конституцию и распустил сейм. Президенту Квиесису была предоставлена возможность досидеть до конца срока (в 1936 году) – он фактически уже ничего не решал. Ульманис, бывший первым премьером независимой Латвии, был провозглашён «вождём и отцом нации». Более 2000 оппозиционеров было арестовано (правда, почти все вскоре выпущены на свободу – режим Ульманиса оказался «мягким» по сравнению с соседями). Все политические партии были запрещены.

В правоавторитарных режимах Прибалтики можно установить некоторые различия. Так, если Сметона и Пятс во многом опирались на одну-единственную разрешённую партию, то Ульманис – на формально беспартийный государственный аппарат плюс на развитое гражданское ополчение (айсзаргов). Но общего у них было больше, вплоть до того, что всеми тремя диктаторами стали люди, бывшие во главе этих республик ещ ё на самой заре их существования.

Яркой характеристикой «демократичности» буржуазной Прибалтики могут служить выборы в эстонский парламент в 1938 году. В них участвовали кандидаты от единственной партии – «Союз Отечества». При этом избирательным комиссиям на местах было дано указание министра внутренних дел: «К голосованию не надо допускать таких лиц, о которых известно, что они могут голосовать против национального собрания… Их надо немедленно препровождать в руки полиции». Тем самым обеспечивалось «единодушное» голосование за кандидатов единственной партии. Но и несмотря на это, в 50 округах из 80 выборы решили вообще не проводить, а просто объявить об избрании в парламент единственных кандидатов.

Таким образом, задолго до 1940 года по всей Прибалтике были ликвидированы последние признаки демократических свобод и установилась тоталитарная государственная система.

Независимость Литвы, Латвии и Эстонии была провозглашена в 1917-1918 гг. в сложной обстановке. Большая часть их территории была оккупирована германскими войсками. Кайзеровская Германия имела свои планы на Литву и Остзейский край (Латвию и Эстонию). У Литовской Тарибы (национального Совета) германская администрация вынудила «акт» о призвании на литовский королевский престол вюртембергского принца. В остальной Прибалтике было провозглашено Балтийское герцогство во главе с членом мекленбургского герцогского дома.

Договоры о взаимопомощи были заключёны всеми тремя государствами Балтии с Третьим рейхом в середине 1930-х годов. По этим договорам Эстония, Латвия и Литва были обязаны при возникновении угрозы их границам обратиться за помощью к Германии. Последняя имела в этом случае право ввести войска на территорию прибалтийских республик. Равным образом Германия могла «законно» оккупировать эти страны, если с их территории возникала «угроза» рейху. Тем самым было оформлено «добровольное» вхождение Прибалтики в сферу интересов и влияния Германии.

Период установления независимости стран Балтии – 1918-1920 гг. – был отмечен в них гражданской войной. Довольно значительная часть населения Прибалтики с оружием в руках выступала за установление советской власти. Одно время (зимой 1918/19 г.) были провозглашены Литовско-Белорусская и Латвийская советские социалистические республики и Эстляндская «трудовая коммуна». Красная армия, в составе которой были национальные большевицкие эстонские, латышские и литовские части, некоторое время занимала бóльшую часть территорий этих республик, включая города Ригу и Вильнюс.

Поддержка антисоветских сил интервентами и невозможность для советской России оказать достаточную помощь своим сторонникам в Прибалтике привели к отступлению Красной армии из пределов региона. Красные латыши, эстонцы и литовцы оказались волею судеб лишены родины и разбросаны по Союзу ССР. Таким образом, в 1920-30-е годы та часть прибалтийских народов, которая наиболее активно выступала за советскую власть, оказалась в вынужденной эмиграции. Это обстоятельство не могло не повлиять на настроения в Прибалтике, лишённой «пассионарной» части своего населения.

В силу того, что ход гражданской войны в Прибалтике определялся не столько внутренними процессами, сколько переменами в расстановке внешних сил, решительно невозможно точно установить, кого там в 1918-1920 гг. было больше – сторонников советской власти или сторонников буржуазной государственности.

Тем не менее, были сильны протестные настроения в Прибалтике в конце 1939 – первой половине 1940 гг. В наше время многие историки, особенно прибалтийские, склонны отрицать факты такого рода. Считают, что выступления против диктаторских режимов были единичными, а недовольство ими отнюдь не означало автоматически симпатий к Советскому Союзу и коммунистам.

Единственной реальной альтернативой вхождению в СССР в тот период, как мы видели, было вхождение в Германский рейх. Во время гражданской войны довольно ярко проявилась ненависть эстонцев и латышей к своим вековым угнетателям – помещикам-немцам. Литва благодаря Советскому Союзу возвратила осенью 1939 года свою древнюю столицу – Вильнюс.

Так что симпатии к СССР у значительной части прибалтов в тот период обусловливались не только и не столько левыми политическими взглядами.

14 июня 1940 года СССР предлагает смену правительства на состоящее из более лояльных к Советскому Союзу лиц и разрешения на ввод в Литву дополнительных контингентов советских войск, размещавшихся там по договору о взаимопомощи, заключённом осенью 1939 года. Сметона настаивал на сопротивлении, однако весь кабинет министров воспротивился. Сметона был вынужден бежать в Германию (откуда вскоре перебрался в США), а литовское правительство приняло советские условия. 15 июня дополнительные контингенты Красной армии вошли в Литву.

Предъявление аналогичных ультиматумов Латвии и Эстонии 16 июня 1940 года не встретило возражений со стороны тамошних диктаторов. Первоначально Ульманис и Пятс формально оставались у власти и санкционировали мероприятия по созданию в этих республиках новых органов власти. 17 июня 1940 года дополнительные советские войска вошли в Эстонию и Латвию.

Во всех трёх республиках были сформированы правительства из дружественно настроенных к СССР лиц, но не коммунистов. Всё это было проведено с соблюдением формальных требований действующих конституций. Затем прошли парламентские выборы. На указах о новых назначениях и выборах стояли подписи премьера Литвы, президентов Латвии и Эстонии. Таким образом, смена власти совершилась с соблюдением всех процедур, требовавшихся законами независимых Литвы, Латвии и Эстонии. С формально-юридической точки зрения все акты, предшествовавшие вхождению этих республик в СССР, безупречны.

Легитимности присоединению Прибалтики к СССР придали выборы в сеймы этих республик, состоявшиеся 14 июля 1940 года. На выборах был зарегистрирован только один список кандидатов – от «Союза трудового народа» (в Эстонии – «Блок трудового народа»). Это также полностью соответствовало законодательству этих стран периода независимости, не предусматривавшему альтернативных выборов. Согласно официальным данным, явка избирателей составила от 84 до 95%, причём за кандидатов единственного списка проголосовали от 92 до 99% (в разных республиках).

Только благодаря Советскому Союзу была предотвращена угроза уничтожения государственности трёх прибалтийских республик. Что случилось бы с ней, если бы Прибалтика попала под контроль Германского рейха, было продемонстрировано в 1941-1944 гг. В планах нацистов прибалты подлежали частичной ассимиляции немцами, частичному выселению на земли, очищенные от русских. Ни о какой литовской, латвийской, эстонской государственности не было и речи. В условиях же Советского Союза прибалты сохранили свою государственность, свои языки в качестве официальных, развили и обогатили свою национальную культуру. Им надо благодарить Советский Союз, а не плодить сказки о злых русских оккупантах. 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here